Чистый свет клуб знакомств

СВЕТЕЛКА - клуб знакомств для православных

чистый свет клуб знакомств

Комплексное обслуживание объектов недвижимости и управление эксплуатацией зданий от крупнейшего поставщика услуг в Беларуси - ООО. E27 10 Вт чистый свет Управление BR30 лампы Pure чистый свет . свет бар светодиодные полосы огни вечерние Вечеринка клубДолл. 11,31/Шт. Я шептала во сне твоё имя, Эти плечи во сне обнимала, Этих глаз чистый свет тёмно-синий, Эти губы во сне целовала. И не верила в то, что случайно .

Не смеет Лена подойти, не видит ее Галинка, не ждет ее жалости. Все, бывало, о людях заботился, о себе-то - ничего-ничегошеньки. Все разошлись, лишь мама сидит, не решаясь оставить тетю Еню одну. Галинка и Лена прижались друг к другу на крыльце. Лена крепко сжимает шершавую ладонь Галинки.

Сначала ледяной была эта ладонь, словно неживая. Лена долго дышала на нее, грела в своих пальцах до тех пор, пока ощутила - отмякла, потеплела застывшая от горя Галинкина рука. Мы тогда все в коммуну отдали, у мамы и сейчас книжка лежит коммунарская. Кто-то все добро попалил.

На Ию Палину думали. Семь лет ей было… Как пожар выбежали тушить, нашли ее без памяти во дворе, коробок со спичками в руках. Может, выходила во двор, обронила спичку в солому. Говорит, не помню, ударилась обо что-то. Как все просто, отчаянно. Неприметная могила на заросшем травой кладбище, деревянная пирамидка со звездой. А ведь за этими цифрами целая человеческая жизнь! Слышала ведь, что мама сказала. Еще день назад Лена чувствовала себя сильнее, смелее ее, а сейчас… Скрипнули в сенях половицы.

Галя, пойди к маме, посиди с. Ты старшая, ты теперь вместо отца. Снова идут они рядом, будто две подруги - мама и Лена, как шли недавно.

Но все не тогдашнее: Каково сейчас Галинке с тетей Еней, одним на опустелом-то хуторе! Мама сутулится, словно на плечах у нее тяжкая ноша. Бледные губы сжаты, маленькие руки холодны. Ты же знала дедушку, он крестьянин. Алексей Павлович был десятым в семье. Потом послали учиться… — Расскажи о моем отце. Ни удивления в нем, ни растерянности, одна только боль. Словно шла мама с этой затаенной болью и вот выпустила, выронила. Чутко дремлют возле дороги кусты. Лишь шевельнет, тронет их сонный ночной ветер, они начинают шептаться тревожно, взволнованно.

Шепот мамы, как шорох кустов под ветром, как голос из дальней дали, что, вдруг окрепнув, зазвучал молодо и свежо. Послали в Приозерье, есть у нас в Карелии такое село - кругом лес да болота, до ближней деревни тридцать верст, до уезда - семьдесят. Вся власть - священник да лавочник. Избрали Совет, но председатель поехал в уезд и пропал без следа. Избы советчиков сгорели в одну ночь.

Скрывались тогда в наших лесах остатки какой-то банды… Мама это говорит, или случилось с ней, с Леной? И это ей, а не маме, подбросили к школьному крыльцу записку: Школа стоит на отшибе. И живет в ней молоденькая учительница одна. Днем ничего, а как ночь… Все в Лене сжималось от страха: И вдруг приехал новый учитель, невысокий, в очках, волосы стрижены под ежик.

Не револьвер привез - скрипку, в дремучее-то село! Как он играл на скрипке! Охотник был, рыболов, самого глухого лесу - да и вообще ничего не боялся. И никто не знал, до самого последнего момента, пока не повязали бандитскую шайку, никто не знал, даже мама, что простой и скромный учитель Дмитрий Васильевич Бодухин есть в то же время известный по всему краю чекист Глеб Яростнов.

Вот какой была мама! Нам рассказывали о ликвидации последней на севере банды. Операцию возглавлял Яростнов и погиб. Я еще удивилась, что произошло это в тот день, когда я родилась… Почему ты не сказала раньше? Я ведь не знала! И о дяде Мише - хотя столько была. Не знать нельзя, мама, ты понимаешь? Я должна носить фамилию отца!

Твой отец гимназистом убежал на фронт, в пятнадцатом году. Чтобы родные не разыскали его, назвался Яростновым… Нет, никогда не забудет Лена эту ночь, мамин взволнованный шепот и то, что огненной клятвой вспыхнуло в ее сердце: Вот жаль, что я не успела в Испанию!

Все войны прошли без. Порывистость, ранимость, способность воспринимать чужую боль как свою… Он дал мне удивительно полное счастье. Значит, Алексей Павлович… — Алексея Павловича нам с тобой не в чем упрекнуть, - поднялась мама. И папа вот-вот вернется из города с Ниной Авивовной. Я просила ее привезти тебе туфли, у нас не достать.

Правда, отец почти сразу после похорон уехал встречать Нину Авивовну. И Лена скоро увидит ее! Можно у нас в Вологде, в учительский. Как ты думаешь, мама? Нина Авивовна говорит, что Ленинград неповторим, а сама каждое лето приезжает к нам в Березовку! Ты ведь тоже дышать без Березовки не можешь. И я, хотя родилась не. Ложась спать, Лена рассыпала на подоконнике горсть ржаных крошек, и поутру воробьишки подняли такой гам, что разбудили бы мертвого.

чистый свет клуб знакомств

Чуть Лена шевельнулась, они веером прыснули с подоконника. Сразу возникло ощущение праздничности, как бывает, когда ждешь, что вот-вот распустится черемуха, а она не распускается, и вдруг глянешь однажды - зацвела.

Уже шесть часов, мама успела подоить Зорьку, отогнать ее на поскотину. Теперь они с Марьей Ивановной Зяминой пекут пироги. Лену мама отправила поливать огород. Целых пять гряд с огурцами, луком, морковкой!

На них нужно сто ведер воды, и ни на одно меньше. Серебристый теплый дождь весело падает на огуречные плети, на кружевную ботву моркови.

Они еще тонкие и бледные, но славно хрустят на зубах. Татьяна Прокловна и Соня Кучина тоже поливают свои гряды.

Да они давно уже кончились, его экзамены, поди, и назначение получил! Лена тоже не стала бы отвечать - любит уколоть в больное место эта Соня-рассоня! И что тут смешного? Два года ходит к Татьяне Прокловне Лохов, с которым она познакомилась на пароходе, когда ездила в Шуйск к родным. Он учится на курсах, в Вологде, каждый выходной -. Татьяна Прокловна не знает, куда его посадить, чем угостить, уступает ему свою перину, а сама ночует на ларе, в общей кухне.

Что ей нравится в этом Лохове? Рассыпается в любезностях, а глаза, что буравчики, так тебя насквозь и сверлят. А уж перед отчимом вьется! Хотя папа и не очень-то жалует. Отчим… Лена знала, что Алексей Павлович не родной ей, но никогда прежде не задумывалась над. Он был единственным, он был ее отцом, никого другого она не могла бы представить. Она любила его и гордилась. Тем, что он хорош собой, что умеет сразу быть и суровым и ласковым, что слово его - закон для окружающих.

Мальчишки в школе все до одного подражали. Старались так же прямо ходить, развернув плечи, так же отбрасывали обеими ладонями падающие на лоб волосы и даже в разговоре перенимали его манеру круто обрывать слова.

чистый свет клуб знакомств

Любит ли он ее, Лену? Впервые задала она себе такой вопрос. Ведь так естественно, кажется, - ты любишь, и тебя любят. Лена помнила, как маленькая она тяжело болела, и папа целую ночь носил ее на руках. Но и другое. Как-то, в седьмом уже классе, Лена без спросу взяла с чердака школьные лыжи. Поехали на анциферовские горы всей хуторской компанией: Витька, еще мальчишки, Тамарка, Галя.

На лыжах Тамарка ползла, как черепаха. Валенки на ней были отцовы, платок материн, рукавицы сестрины. А сопли… Пока их вытрет, лыжи упустит. Пока на лыжи станет, опять дуля под носом. С горы Тамарка скатилась вниз головой, а лыжи выскочили на дорогу. Мимо проезжали какие-то пьяные, забрали лыжи. Лена с версту, наверное, бежала вслед за санями, просила отдать. Так и не досчиталась школа одной пары лыж. Тамарку тогда выпороли дома, а за что? Отец не сказал ни слова, но чердак запер на замок.

Почему-то сейчас это вспомнилось. Тогда она все приняла как должное, а теперь… Родной отец, Глеб Яростнов, запер бы? Вода из лейки вылилась, ноги в грязи, солнце печет голову. На мосту вяло машет хвостом Валькина сивка, в телеге кучей пустые бидоны. Сам Валька стоит у перил, смеется: Лена молча вымыла ноги в реке, краем глаза посмотревшись на себя в воду: Никакой стати и красоты!

Подхватив ведро и лейку, направилась к дому. С чего вдруг Валька поехал из Движенки мимо школы, полями ему ближе. Как стемнеет, буду ждать. Неужели это Валькин голос, такой умоляющий? Как он сказал славно: Ее никто еще так не называл.

Почему-то сразу представились цветущие льны, синие их разливы вдоль темных лесных опушек. Ну и утро, тянется целых сто лет! Лена и редиски нарвала, и огурцов, и за маслятами в сосновую рощу сбегала.

Будто ветром снесло Лену по лестнице. Стукнула в дверь, не ожидая ответа, встала на пороге. Нина Авивовна всегда занимает один и тот же класс, где окна затенены сиренью. И сейчас парты сдвинуты к стене, у окна - стол, скамья; узкая кровать на пружинах.

На партах, на полу, на подоконниках, испуская горьковатый запах, увядали ветки берез. Нина Авивовна дремала, откинувшись на подушку. Едва сойдя с дрожек, она прежде всего окуналась в Шолду, потом шла на могилу матери, а оттуда в лес. С прогулок она приносит полные охапки цветов, трав, разбрасывает их по всему классу. Когда поспеют ягоды, класс насквозь пропахнет малиной и земляникой: И угощает всех, кто зайдет.

Что-то особое, непривычное привозит она с собой, дыхание какой-то иной жизни. Все в ней необычно: Даже профессия - Нина Авивовна преподает в институте языкознание.

А какими чудесными пахнет от нее духами! За все лето солнце, цветы и ветер не могут перебить этот едва ощутимый, тревожный и радостный запах. Даже на кровать Нина Авивовна прилегла как-то особенно уютно, подложив под щеку узкую белую ладонь.

Мама зовет вас чай пить. Как ты повзрослела за год! Рассказывай, что у тебя нового, чем живешь. Дышу - не надышусь! Я не ошиблась, выбирая тебе подарок. Подарок вот, возьми, - Нина Авивовна достала из чемодана небольшой томик в серой обложке. Она слышала о Есенине, и песни на его слова слышала. Но стихов читать не приходилось. Так хорошо, что вы приехали! Мы с вами обо всем наговоримся, да?

Идите скорей, пироги стынут. А я побегу, ладно? Крепко прижимая к груди книжку, Лена забралась на чердак стоявшего в глубине двора каретника. Там прохладно и есть сено. Главное, никто не помешает: Сев поближе к окну, Лена нетерпеливо раскрыла книжку. Есенин… Он, кажется, умер молодым. Вот он смотрит на нее с портрета, пристально и печально. Светлые волосы вьются на лбу совсем как у Вальки.

У Лены перехватило дыхание. В сердце вошла и завладела им тихая музыка чарующих слов: Истек, угас до предела насыщенный солнцем и зноем день. Лена что-то делала, что-то отвечала, когда спрашивали, но в душе ее жили только стихи.

Но близится вечер, и Валька, может быть, ждет ее возле Володиной рощи. Идти или не идти? Хутор Герасиковых недалеко, рукой подать. В самую глухую ночь не побоялась бы добежать до него Лена. А сейчас что-то боязно и тревожно.

Роща клином входит между двумя хуторами, от нее видны оба. Хоть бы на гармошке догадался заиграть. Но нет, все тихо кругом. Домашние пьют на балконе чай. Если идти, то не в спортивках же, как первокласснице! Но если очень хочется, надень. Побереги только, нынче осенью не в чем будет в школу пойти. Туфли попались очень красивые, черные, кожаные, ремешок застегивается на пуговку.

Платье надо надеть светлое, маркизетовое. Идти не по дороге, а опушкой березняка. Если Вальки нет, никто не заметит, как она туда бегала. Вот и канава, на краю которой они с мамой сидели прошлой ночью. С него начинается роща Герасиковых, которую называют Володиной. В их окне огонь - дядя Володя, наверное, колдует в своей аптеке. С тех пор, как у него от скоротечной чахотки умерла первая жена, ищет дядя Володя эликсир жизни.

Галинкин хутор темен, будто нежилой. Днем Лена ходила к Самсоновым, но дом был заперт, окна завешены. Постучать она не осмелилась. Тони тоже не было на поскотине, коров пасла тетя Граня Герасикова. Сказала, ушли в скит, какую-то бабку навещать. Прилег на траву, опираясь на локоть, пиджак накинут на одно плечо. Белая рубаха почти слилась с рассеянным сумеречным светом. Лена приникла было к березе, но Валька сказал: Только бы не услышал, как смятенно стучит ее сердце.

Молчит, крутит в пальцах травинку, усмехается чему-то. Сердце уже не билось так суматошно, ей стало грустно, как будто пообещали очень доброе и обманули. На бледном небе горела только одна звезда, словно кто-то бессонный зажег на небесном окошке свечу, и она светила ровно, неярко. Дремотно покачивали верхушками березы.

Огонь у Герасиковых погас. Обхватив колени руками, Лена чуть слышно проговорила: Чего ты там шепчешь, стихи, что ли? Молчали кусты, не шелохнулись травы. И Валька поник лохматой своей головой.

Лена все читала и читала, удивляясь силе простых звуков, и предвестье чего-то большого и светлого словно вставало вдали. Истаяла в небе звезда. Предрассветным шепотом дрогнули листья. Неуверенно и глухо спросил Валька: И такова уж, видно, была власть этого парня над Леной, что она покорно ответила: У Вальки рука твердая, горячая, в бугорках мозолей. Тепло ее надежно, как сама земля, и никаких тут не надо слов.

Лучше молчать, плечом к плечу, пальцы в пальцы; слушать ночь, тая в сердце удивительную мелодию. Я ведь с плохим к тебе шел, в пыль думал втоптать, как ты мою кепку. И какое зло, коли во сне тебя вижу, в каждой песне слышу. Да вишь… трех верст нет от нашей деревни до школы, а не перейти их мне, может, всю жизнь. А ты, как вон то облако, без крыл не догонишь.

А крылья мои срезаны. Семилетки и то. Да разве только в ученье дело! Разные мы с. Думаешь, раньше не подошел бы, кабы не чуял - не по себе дерево рублю? Уехать бы мне, Лёна, отсюда, а вот не могу родную околицу бросить.

И батю оставить не могу, сама знаешь, какой он шурухменный. Прежде мамоньку слушал, теперь я один над ним власть имею. Я ведь тоже своего батьки сын, - невесело усмехнулся Валька. Батя увидел, хвать шкворень, да на пастуха. Тот - деру, орет на всю деревню, хоть стой хоть падай. Пастух, дурной, через забор сиганул, рожу и плечо поцарапал. Не тронул батя пастуха-то. У него вся забубенная славушка от ору идет. Лишь бы шуму да грому поболе наделать. Жениться меня заставляет, говорит, надоело без бабьего присмотру жить.

Не женишься, мол, сам окручусь, приведу молодуху. С него станется… Ночь плывет, как древний корабль. Приспущены паруса берез, безмолвны облака-весла. На гармошке я - от. Больная уже, лежит, бывало, поет тихо-тихо. Так поет, что сердце переворачивается. Батя слушает, слушает, за голову схватится: Поговори с Алексеем Павловичем, чтобы разрешил сдать за семилетку. Думаешь, за хулиганство он меня из школы выгнал? Не может Алексей Павлович мне безвинной вины простить.

Да он в жизни до этого не унизится! Мой хоть буян, так весь на виду, шумит, бурлит, паром выходит. Оттого, думаю, батя буйствует, что не может себя между кузней и конями поделить. Возле коней обмирает, и молот не может бросить.

А ты цыплаком не будь, Лёна, глаз не закрывай, когда ястреба увидишь. Поздно уже, домой тебе пора. И сидеть сыро, вредная сейчас роса. Вот и лава видна из-за берез. Новые туфли поблекли от росы, забыла их поберечь Лена. Про все забыла, бродя с Валькой по росным лугам. Дорога к школе оказалась длинной, чуть не через Яминово шли они от Володиной рощи, крюк получился на две версты.

Постояли, не разнимая рук. В редкой голубизне рассвета бестелесным призраком высилась над гущей берез церковь. Мы венчанье пошли смотреть, я в треухе. Сторож принял меня за мальчишку и выгнал. Посмотрел, как на маленькую, ласково-ласково. Я ведь знала, Валя, что ты хороший, не такой, как думают о. Шаги Лены прогремели по дощатому настилу лавы. Из полутьмы крыльца поднялась Татьяна Прокловна.

Скрывает, прячется, а ждет! Лену жарким вихрем бросило к ней: Я знаю, ждете его, ждете! Не надо, не любите его, он нехороший! Вы лучше его, в тысячу раз лучше, в сто тысяч раз! Вы же встретите другого, настоящего! Вы же сами учили - лучше ничего, чем пустышка! Отступила в тень, тихо уронила Татьяна Прокловна: А теперь беги спать. И, если уж честно, поверь, я здесь не из-за Василия Егоровича. Дверь в школу не заперта, можно обойтись без лазейки. Лена тихонько шмыгнула по лестнице и в дверях коридора столкнулась с отцом.

Это было так неожиданно, что она растерялась. Школе участок в лесу выделили, на дрова. Вытерев и уложив в коробку туфли, Лена скользнула в комнату к маме. Теплые мамины руки обняли. Пирога отрежь на кухне. Бешка-Диоген был ничейный, вернее, школьный. На ночь его привязывали к колышку где-либо поблизости. Тут он пасся, тут спал. Свернув от школы к поповскому дому, отец и Лена увидели такую картину: А перед ней, упершись в ридикюль рогами, топтался Бешка-Диоген.

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА — Чистый свет

Пусти же, - услышав стук колес, она обернулась. Сдерут с тебя шкуру, тогда узнаешь, - пригрозила она козлу, который, увидев отца, мирно улегся возле своего колышка.

Бешка-Диоген был своенравен, но отца побаивался. Потому, верно, что любил озоровать с учениками и вместе с ними удирал при появлении грозного директора. Ревнует Диоген вас к городу, - разбирая вожжи, сказал отец. Молча сидит, опустив с дрожек ноги, чему-то улыбаясь, отец. Дрожки, мягко покачиваясь, протарахтели по мосту, покатили вдоль старых дуплистых берез. Лена жадно вдыхала прохладный воздух рассвета.

чистый свет клуб знакомств

Будто веер из перьев раскинут по небу! Он предпочитает радоваться молча, отец. И Лена еще больше уважает его за. Ей всегда не хватало сосредоточенности, уменья безраздельно отдаться чему-то одному. Слишком необъятен был мир, слишком остро воспринимала все вокруг Лена. Вот и сейчас она бы пела, кричала, колесом бы прошлась по траве, такой в ней плещется избыток чувств и сил. Стрелка, осторожно ступая, вошла в речку Движенку, которую летом и курица вброд перейдет.

Дно в речке песчаное, колеса выдавливают в нем глубокий и недолговечный след. Какой след оставит Лена на земле? Или и ее жизнь смоют волны времени, как вода смывает след колес на песке?

Над избами вьются дымки. Пастух дудит у околицы, к нему со всех сторон трусят, переваливаясь, разномастные коровы. Отец подхлестнул Стрелку, стадо осталось позади. Все шире расступается на две стороны жердяная изгородь поскотины. Вот и первые елочки, любопытствуя, выскочили на лесную опушку. За ними стеной встал еловый бор. Потом по обе стороны колеи вспугнутым хороводом закружились белоногие березы. Почти у самых колес Лена увидела крепенький гриб с темной сдвинутой набок шляпкой.

Лена уже мчалась по росистой поляне, оставляя за собой в серебре травы темный след. Отец отвел лошадь в сторону, привязал к дереву вожжи.

Вскинув голову, Стрелка заржала радостно-переливчато. Зараженный порывом Лены, отец тоже рьяно принялся собирать подберезовики, ликуя при виде каждой новой грибной поляны.

Вскоре загрузили чуть не полдрожек… Увязав грибы в попону, Лена достала завтрак. Что может быть вкуснее пирога с картошкой в такое чистое, звонкое, радостное утро!

Лес проснулся, зазвенел, засвиристел птичьими голосами, зажил шумливой озабоченной дневной жизнью. Довольно щуря глаза, отец поглядел на небо, собрал в ладонь крошки, поднес к губам Стрелки. Лена вся потянулась к. Вспомнил, спросил, ему интересно, важно все знать о. Кому, как не ему, рассказать о Вале, ведь папа умница, все поймет. Он совсем не такой, как ты думаешь, поверь.

чистый свет клуб знакомств

Лицо отчима снова замкнулось. И наоборот, - сказал он холодно. Я и для тебя взял секач, метить сухостой. Лена ждала чего угодно, только не равнодушия.

Для чего он это сказал? Может… Нет, маму он любит, из-за этого терпит ее, Лену. А она-то вообразила, полезла со своей откровенностью. Взял для нее секач… Работы Лена не боится, может метить сухостой хоть неделю подряд. Так и сказал бы, что взял ее для работы. Лена с трудом двигает ложечкой в стакане, ей не хочется ни пить, ни. Мама все еще считает ее маленькой, а она уже давно не маленькая. Зачем вообще сидит Лена тут, за этим столом, с людьми, которым нет до нее никакого дела?

Отец обсуждает с Татьяной Прокловной, как лучше организовать рубку и распиловку дров, как быть с сенокосом. Нина Авивовна ахает над грибами, которые они привезли. И мама вместе с. Торопливо проглотив чай, Лена выскочила из-за стола, вбежала в класс, бросилась на постель, уткнула голову в подушку. Только не реветь, слезы - удел слабых, беспомощных! Не слушать, не думать, не отвечать ни на чьи вопросы, - вот чего она хочет.

Но и это ей не удалось. Неслышно открылась дверь, на Лену пахнуло тонким, еле ощутимым ароматом дорогих духов, на плечо ее легла очень белая, очень дружественная рука. Ты многое хотела бы отдать людям, я понимаю, и ждешь того же от. Больше, чем они в силах дать.

Почему это говорит Нина Авивовна, а не мама? Почему не мама сидит тут, возле, не ее руку ощущает Лена на своем плече? Не ее сердце бьется рядом с переполненным болью сердцем Лены? Помолчала, погладила ее по голове и ушла Нина Авивовна. В класс заползли сумерки, окрасив все в ровный, безрадостный цвет. Вот и легкие мамины шаги за дверью. Спит твоя доченька, а если и не спит, нет у нее сил подняться и открыть тебе дверь, нет сил вытащить из дверной ручки засунутую туда ножку стула.

Нет сил, да и надо ли? Если уж очень настойчиво постучишься, очень настойчиво, если не захочешь уйти, не сможешь уйти, я открою. Минута, другая… Легкие шаги мамы прошелестели назад по коридору. С головой накрывшись одеялом, Лена заплакала, горько, навзрыд.

Как все просто и ясно было еще недавно. А теперь между нею и близкими словно встала стена. Неслышно, неощутимо плывет белая июньская ночь. Хорошо просмолена ее лодка, крепко натянут парус, не скрипнет уключина-ветер. Тихо скользит ночь от зари к заре. Смутная, серая спит в некрутых берегах Шолда. Коростель завел в дальнем кочкарнике свою нескончаемую песню. Туманной змеей ползет в распахнутое окно холод. Он заползает и в сердце Лены, застывает в нм горькой тяжелой глыбой, и даже слезы, горячие, отчаянные слезы не могут его растопить.

Будто все та же Березовка, и не та. Каждое утро Лена поливает гряды. Каждое утро ждет, что по мосту прогремит телега с пустыми бидонами, раздастся знакомый голос. Не сверкают на светлых боках бидонов солнечные зайчики, никто не стоит на мосту.

Чистый свет

На работу ему к восьми, а он уже в шесть бренчит ведрами возле колодца: Начерпает Витька воды, подцепит ведра коромыслом, и… Оставив их, идет в огород к Лене. Отнимет у Лены ведро, засучив штаны, начинает таскать воду. Лена не успевает опорожнять лейку, и Витька плещет на огурцы прямо из ведра. А чего, Лен, ты эту грядку поливаешь? Международная экспресс-доставка обычно создает таможенные пошлины. Пожалуйста, поймите местные таможенные налоговые стандарты заказ, чтобы избежать таможенных проблем, приводящих товары возврауничтожению.

При необходимости, пожалуйста, обратитесь в местную компанию по таможенному оформлению или принесите информацию в местную таможенную очистку. Наконец, я желаю вам приятных покупок, большое спасибо за вашу поддержку.

Мы строго проверим, если вы получили поврежденный продукт, пожалуйста, свяжитесь с нами. Для вашей выгоды обязательно проверьте посылка ку перед подписанием и отправьте нам фото.

Мы рассмотрим товар в соответствии с конкретными условиями товара, чтобы помочь вам решить эту проблему, у вас будет возможность получить больше скидок. Если вы хотите заменить или вернуть продукт без каких-либо повреждений продукта, взимается только стоимость обратной доставки, и мы отправим вам новый продукт после получения продукта.

Спасибо за поддержку и понимание. Из-за различий между различными дисплеями изображение может не отражать фактический цвет проекта. В течение этого времени, если нет проблемы качества работы, продавец не примет возврат.